Развеска табличек «Последнего адреса»

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».
20 декабря в Петербурге состоялась очередная развеска табличек «Последнего адреса».

Семь человек, таблички с именами которых появились на фасадах города, были арестованы с 1918 по 1938 годы, став жертвами ленинского и сталинского террора. Это командующий Балтийским флотом, сотрудники Леноблзу – областного земельного управления, ассистент кафедры физики Гидрографического института (ныне - Университет морского и речного флота имени Макарова), юрисконсульт артели «Красный футлярщик», начальник цеха Оптико-механического завода, агроном.

К моменту ареста Василий Шмелев работал юрисконсультом в артели «Красный футлярщик»: она располагалась в утраченном сегодня доме №123 по Лиговскому проспекту и производила кожгалантерейную продукцию. Василию Ивановичу припомнили его участие в партии эсеров, членом которой он был с 1915 года. По воспоминаниям сына, при аресте Василий Иванович был уверен, что через три часа вернется домой, и попросил дождаться его к обеду.

Из интервью с Борисом Васильевичем Шмелевым (2015 год): «Где-то полтора месяца он находился во внутренней тюрьме в Большом доме, за это время было несколько допросов, несколько очных ставок с такими же подельниками. Ну, а кто они были, эти подельники? Я помню даже сам из детских воспоминаний, что у нас дома, собирались мужчины, иногда с женами. Отец был веселый, песни пел, были иногда застолья. И увлекались они с товарищами преферансами, иногда просиживали допоздна. А потом оказалось, что это были «контрреволюционные эсеровские сборища», как это в протоколах написано, и каждый, кого там допрашивали, так и называл: «мы устраивали контрреволюционные эсеровские сборища, террористические сборища» – вот это слово везде повторяется, никакого другого придумать в протоколах не могли».

В марте 1938 года Василий Шмелев был приговорен к расстрелу, в апреле расстрелян, а в мае его жену и сыновей выслали в Воронежскую область. В 1957 году семья получила справку о реабилитации и свидетельство о смерти Василия Шмелева, в котором было сказано, что он умер в 1942 году от токсичной дизентерии. В том же 1957 году Василий Иванович Шмелев был реабилитирован. О том, что отец был расстрелян, Борис Васильевич узнал лишь в 1991 году, знакомясь с делом отца в архиве КГБ.

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».


Известны имена 11 жителей этого дома, ставших жертвами сталинских репрессий. Среди них Юлиус Христианович Рамус. Он родился в 1897 году в деревне Ареси Зоммергузенской волости Везенбергского уезда Эстляндской губернии. По национальности – эстонец. В ВКП(б) вступил вскоре после революции, в 1919 году, в 1936 году исключен из партии, после ареста 21 августа. Тогда Юлиус Рамус возглавлял специальный сборочный цех №10 Государственного оптического завода имени ОГПУ (ныне – ЛОМО). Через 5 месяцев он был осужден по статьям 17, 58-8-11 (террористическая деятельность) и приговорен к 10 годам тюрьмы. Отбывал наказание на Соловках. Юлиус Рамус вошел в число 1111 человек – это так называемый «большой соловецкий этап», который был вывезен на расстрел в урочище Сандормох близ Медвежьегорска. Это случилось 4 ноября 1937 года.

Сергей Битюцкий, родившийся в 1886 году в Саратовской губернии, впоследствии переехал в Петербург, где окончил сельскохозяйственный вуз. Затем поработал агрономом на Ставрополье, а в 1930 году вместе с семьей возвратился в Ленинград. Правнучка пишет: «Об отце бабушка всегда вспоминала с любовью и нежностью, детство свое считала совершённой идиллией».

Сергей Битюцкий был арестован 5 декабря 1934 года, осужден по статье 58-10. Был арестован и его сын Валерьян, получивший, как и отец, тоже 10 лет лагерей. Следы Сергея Анисимовича ведут в лагеря Коми, где он погиб 3 января 1943 года.Остальные члены семьи Сергея Битюцкого (жена, сын и дочь) оказались сосланы в Туркменистан.И Ю. Х. Рамус, и С. А. Битюцкий были полностью реабилитированы, обвинения с них сняты. Инициатором установки таблички своему прадеду Юлиусу Рамусу стала Сабина Раммус. К сожалению, Геннадий Юлиусович Раммус не дожил двух месяцев до установки таблички отцу.

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».


В 1913 году инженером Николаем Каценеленбогеном на Съезжинской улице строится дом в стиле классицистического варианта модерна. Дом №29 строится на деньги М. С. Берковского и предназначается для сдачи в наем. В 1930-е годы в этом доме жил Никифор Осипович Иванюк.

В то время в Ленинграде и Москве выходило множество книг по организации сельского хозяйства под авторством Н.О. Иванюка. Из них можно было узнать о типовых постройках для сушки урожая, об особенностях хранения сельхозпродуктов в колхозах и семеноводства зерновых хлебов в нечерноземной полосе, о том, как улучшать семенной материал, как вырастить сортовые семена и как сохранить сорта в чистоте, об уборке и сушке урожая в дождливую погоду, о том, как выращивать красный клевер на сено и семена и как апробировать зерновые культуры, горох и клевер.Никифор Иванюк, родившийся в 1882 году в деревне Ясеновка Гродненской губернии, всю жизнь занимался сельским хозяйством. В Ленинградском областном земельном управлении к моменту ареста 21 июня 1937 года он возглавлял отдел семеноводства и селекции.

Расстрелян 55-летний Никифор Иванюк был в день вынесения приговора, 9 сентября 1937 года, по статье 58-7-8-11 (антисоветская деятельность, причинение ущерба промышленности). В 1956 году, когда Н. О. Иванюк был реабилитирован, власти признались, что приговор был фальсифицирован.

Григорий Свердлин, директор благотворительной организации "Ночлежка", стал инициатором установки таблички Никифору Иванюку, агроному, жившему до ареста в том же доме, где когда-то жил Григорий. Кроме того, Григорий весь день возил на своей машине петербургскую группу проекта, чем очень нам помог.

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».


Николай Петрович Вагнер родился в 1888 году в Санкт-Петербурге в семье преподавателя Морского кадетского корпуса, художника Петра Вагнера. В 1916 году Николай окончил Физико-математический факультет Петербургского университета. С 1920 года работал в Гидрографическом и Картографическом управлениях Красного Флота. В середине 1930-х годов вышел в отставку и перешел на преподавательскую работу, стал ассистентом кафедры физики Гидрографического института, а также преподавал физику в различных учебных заведениях (институтах, техникумах, рабфаках). В 1937 году Николай Петрович был арестован, а затем в отношении его было сфальсифицировано дело по статьям 58-6 (шпионаж), 58-8-11 (террористическая деятельность, направленная против советской власти).

Дочь Николая Петровича Татьяна Заднепровская вспоминает: «Отца арестовали в ночь на 1 ноября 1937 года. Я лежала больная – у меня была скарлатина. Тогда эта болезнь считалась очень опасной, и меня должны были положить в больницу. Но папа добился отмены, я лежала дома.

Итак, ночью я была разбужена шумом, всюду горел яркий свет, в соседней комнате слышались чужие мужские голоса. Я лежала тихо, никого не звала. В комнату быстро вошла мама, лица ее я не помню, и быстро сунула мне в постель сумочку, в которой были золотые вещи: кольца и т.д. Видимо, я все понимала. Папа захотел со мной проститься, но его одного в комнату не пустили (как потом объяснила мне мама), он не захотел меня пугать. Он ласково, лицо было спокойное, помахал мне рукой. Из-за положения двери и моей постели я могла видеть только его отражение в зеркале шкафа, который и по сей день хранит на своей зеркальной поверхности наше прощание. Больше его видеть мне не довелось…»

Приговор адмиралу Щастному, командовавшему Балтийским флотом, – первый судебный смертный приговор в истории Советской власти.

Лев Троцкий был единственным свидетелем и обвинителем на судебном процессе против Щастного. Процесс шел 20-21 июня 1918 года. Обвинение было сформулировано таким образом: «Щастный, совершая героический подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против Советской власти».

Аресту и возбуждению дела предшествовал осуществленный под руководством Щастного знаменитый Ледовый поход, спасение 236 судов Северного флота от захвата немцами. Под охраной этого флота оказался затем Петроград. Поход закончился в апреле, а 27 мая 1918 года Лев Троцкий называет Щастного «преступником исключительной государственной важности». Троцкий лично арестовал начальника морских сил Балтийского флота, выступил прокурором и свидетелем по его делу.

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».


После пяти часов обсуждения суд вынес приговор: «Признать виновным, расстрелять. Приговор привести в исполнение в течение 24 часов». Полностью пересмотрено дело было лишь в 1995 году, по запросу сына А.М. Щастный был реабилитирован.

«Дом с ротондой», по легенде, когда-то служивший местом встреч петербургских масонов, стал культовым домом для молодежной неформальной субкультуры 1980-1990-х годов: здесь собирались бунтари и неформалы, хиппи и рокеры… Здание сооружено в конце XVIII века. Некогда им владел купец Яковлев, по имени которого оно тоже часто называется.

В этом доме жил и 7 июля 1937 года был арестован Федор Александрович Муравьев. Он родился в 1895 году в деревне Пупово Ленинградской области. В 1929 году вступил в партию большевиков. Федор Муравьев работал в бывшем Департаменте уделов на Литейном, в ЛЕНОБЛЗУ - эта организация занималась обустройством сельского хозяйства Ленинградской области. 42-летний Федр Александрович возглавлял на момент ареста зерновое управление.

Приговор Муравьеву базировался на ст. 58-7 (подрыв государственной промышленности), 58-8-11 (антисоветская террористическая деятельность). Через 2 месяца после ареста, 9 сентября 1937 года, Федор Муравьев был расстрелян. То, что приговора не должно было быть, власть признала в 1958 году, когда Федор Александрович Муравьев был полностью реабилитирован.

57-ю по счету табличку в Петербурге установил на своем доме Даниил Любаров. Федор Муравьёв - агроном, коллега и сослуживец Никифора Иванюка, табличка которому была установлена в тот же день на Съезжинской. Оба они получили приговор и были расстреляны в один день - 9 сентября 1937.
Павел Барков, участник петербургской группы "Последнего адреса", его руками закреплены почти все таблички в городе.

Развеска табличек «Последнего адреса».
Развеска табличек «Последнего адреса».

Источник.

© 2014 Морское Наследие России. Все права защищены.
Авторизация для редакторов